Смысл духовности и нравственности.

| 01 Июн 2018 | Рубрика: Психология

Богатство, власть, слава, вера… Все это, понятное дело, важные, даже очень важные критерии, но, все же, не они являются критериями «смысла». Ими приятно пользоваться, но их хочется превзойти, оставить внизу, ибо душа стремится вверх к какому-то незримому, но интуитивно угадываемому идеалу всеохватного благородства, бескорыстной любви, добра и света.

Политические утописты всех эпох в своих фантазиях по переделке мира оперировали именно этими естественными позывами, придавая им определенный социальный, и даже «классовый» характер». При таком подходе, всякое индивидуальное себялюбие и внутренняя свобода духа ставились в полную зависимость от некоего искусственно сконструированного «общественного идеала». Лишь в вере в этот идеал и сложной борьбе против его врагов состоял весь смысл существования. Так, и только так, следовало трактовать «духовный мир советского человека». Ни о каких универсальных и самых общих человеческих устремлениях и ценностях и речи не было.

Теперь, через много лет, после краха «социалистического идеала» в нашем общественном сознании все отчетливее проявляются контуры духовности и нравственности, просто человеческой, реальной, теплой и живой. Правда, многие не избавились еще от старых стереотипов, а молодежь бездумно заимствует низкопробные чужеземные моды, но тенденции духовного и нравственного возрождения постепенно набирают силу.

На ее пути встает очень мощное препятствие в лице многоликого и ничем не ограниченного прагматизма. Его привлекательность заключается непосредственно в свободе от каких-либо духовно-нравственных ценностей и нескрываемом эгоистическом интересе. Он ставится выше всего, хотя ловко укрывается в кустах коллективной  пользы и общегосударственного блага.
Бедный человек, ему опять недосуг подумать о самом себе. Нельзя, однако, забывать, что только святые и романтически влюбленные девицы способны любить кого-то другого больше, чем самих себя. Нормальные люди, понятное дело, эгоисты, а не альтруисты. И, тем не менее, они вовсе не по причине «разумного эгоизма», а по воле сердца жаждут всеобщего, а не только индивидуального счастья и процветания.

Высшей и универсальной оценкой настоящего смысла личного существования являются два взаимосвязанных и неразделимых критерия — духовность и нравственность. Все остальные добродетели и способности ниже их, и служат только дополнением. Без духовности вся жизнь, даже самая счастливая — пустота и обман.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коментарии в Facebook

Powered by Facebook Comments

Метки: , ,

Отзывов нет

Обсуждение закрыто.